Энергопроекты Кавказа под прицелом России

Роман Рукомеда

 

Снижение уровня военной активности РФ в Сирии проявится в эскалации конфликтов по периферии российских границ, где особую роль играет Кавказ.

Прямое послание Европы о снижении потребления российского газа и замене его, в том числе, на каспийское «голубое топливо», будет провоцировать Москву на поиск путей срыва каспийских газовых поставок в Европейском Союзе начиная с 2018 г.

Расширение активной фазы карабахского конфликта и армяно-азербайджанского противостояния, где на стороне Армении выступит Россия, а на стороне Азербайджана – Турция, будет способно надолго поставить крест на любых проектах по экспорту каспийского либо транзита иранского или турк­менского газа в страны Евросоюза, далее оставляя ЕС в российском газовом плену.

Значение Кавказа как региона добычи и транспортировки энергоресурсов из Азии на рынки стран ЕС ныне существенно возрастает. Основная причина – принятие на стратегическом уровне решения в Брюсселе о постепенном отказе от значительной газовой (да и нефтяной тоже) зависимости от России с дальнейшим снижением ее доли до 15-20% с нынешних 30-35% от общих импортных поставок газа.

Кроме того, усилению энергетического значения Кавказа для Европы послужила и «арабская весна» негативно влияющая на добычу и транспортировку углеводородов в Европу. Нестабильность в Ливии, Тунисе, Алжире, проблемы с террористами в Нигерии привели к приостановке строительства газопроводов для транспортировки североафриканского топлива в ЕС (например, проекты Galsi, MidCat, Saharan gaspipeline, Desertec). Возросли риски и по транспортировке газа в Европу через территорию Украины по причине российской аннексии Крыма и продолжения боевых действий на Донбассе.

Что самое интересное, Иран также активизирует свои намерения найти пути доставки газа через Кавказ с выходом на Черное море. Например, директор Иранской национальной компании по экспорту газа Али Камели заявил, что Иран не должен жалеть сил, чтобы соединить Персидский залив с Черным морем». Именно такой необходимостью Тегеран объяснил свои предварительные договоренности с Ереваном об экспорте иранского газа через армянскую территорию.

Основное значение Кавказа ныне – функционирование нефтепровода «Баку – Тбилиси – Джейхан», газопровода «Баку – Тбилиси – Эрзерум», строительство газопровода TANAP (доставит первый каспийский газ в страны ЕС), а также открывшаяся перспектива экспорта иранского газа в Европу через Кавказ. О последней недавно заявил директор Иранской национальной компании по экспорту газа Али Камели, сообщивший о предварительной договоренности об экспорте иранского газа в Грузию через территорию Армении.

Но существующие трубопроводы – это одно дело, а строящиеся или только запланированные – совсем другое. Существует существенное количество факторов, которые могут заблокировать расширение ресурсного с точки зрения энергетики значения Кавказа. Например, армянские газораспределительные сети принадлежат «Газпрому» и далеко не факт, что российский газовый монополист согласится на транзит в Грузию (и, возможно, в Турцию) «голубого топлива» при наличии проблем с покупателями собственно российского газа (потребление ведущих клиентов «Газпрома» – Украины и Турции – резко упало).

В этих условиях знаковой должна стать встреча 11 апреля в Тбилиси, на которой состоится встреча министров энергетики Армении, Грузии, Ирана и России. Исход этого мероприятия определит перспективу доставок иранского газа в Грузию и далее в Турцию и страны ЕС. Надежды на позитивный исход не очень велики, но нельзя исключать и попытку упомянутых стран договориться в обход России. В таком случае следует ожидать резкого возрастания риска начала новой горячей фазы конфликта между Арменией и Азербайджаном при активном вовлечении в него России и других государств.

Давая оценку нынешней ситуации в Кавказском регионе, следует отметить, что Армения, хотя и ориентирована на Россию, вполне не прочь укрепить связи с Западом и сбалансировать односторонний вектор на Москву. Грузия после прихода к власти команды Бидзины Иванишвили вернула существенную зависимость от Кремля, хотя после начала военной агрессии РФ против Украины в 2014 г. Тбилиси резко активизировал свой европейский и евроатлантический векторы развития. Азербайджан хотя и ориентирован в значительной степени на Турцию, все еще очень зависит от России в военном, энергетическом, финансовом, политическом и других аспектах. При этом часто российское влияние оказывается сильнее турецкого ввиду особого отношения к РФ нынешнего президента Ильхама Алиева. Например, чего стоит только поставка Москвой вооружений Баку на специальных условиях! Поэтому в таком клубке интересов не стоит давать однозначные оценки о жесткой привязке сторон к каким бы то ни было союзам или договорам. Все зависит от общей геополитической игры и раскладов в ней.

В то же время, активизацию вовлеченности России в удержание контроля над Кавказом обуславливают и новые действия Евросоюза, который пытается восстановить свое влияние на Южном Кавказе. Например, в конце февраля – начале марта Верховный представитель Евросоюза Федерика Могерини совершила визиты в Армению и Азербайджан. Как результат – Тбилиси и Баку договорились повысить поставки газа с месторождения Шах-Дениз с 800 млн до 1,5 млрд куб. м в год. А в самом Азербайджане тоже пошли процессы по улучшению ситуации с защитой прав человека.

На фоне грандиозных планов Ирана по началу транспортировки своего газа через Армению и Азербайджан в регион Черного моря, ускорении строительства TANAP, а также возрастающем интересе ЕС к Кавказу и каспийскому газу, Россия вполне может выбрать такой ответ по нейтрализации этого риска для ее энергетических и политических позиций в Европе и странах Кавказа, как создание нового горячего конфликта в означенном регионе. Вариантов есть несколько: либо новая война между Арменией и Азербайджаном, либо новая фаза военного конфликта между Россией и Грузией под различными надуманными предлогами. Это не только заморозит любые строящиеся или запланированные энергетические проекты, но и поставит под непосредственную угрозу уже существующие трубопроводы.

К сожалению, в последнее время наблюдается все больше событий, указывающих на вероятность подобного сценария. Например, эскалация отношений между Россией и Турцией, что может привести к прямому военному столкновению вооруженных сил обеих стран не столько в Сирии, сколько на армяно-турецкой границе либо в Азербайджане. Кроме того, ныне происходит серьезное обострение на линии фронта в Нагорном Карабахе. По циркулирующей в медиа информации, с начала декабря 2015 г. обе стороны активно применяют танки, гаубицы, минометы, реактивные системы залпового огня – впервые с мая 1994 г.

На этом фоне можно сделать вывод, что, с одной стороны, подогревание военного конфликта между Арменией и Азербайджаном на Кавказе происходит в силу заинтересованности самих участников, а с другой – Россия имеет веские причины для запуска новой «горячей фазы» с собственным «гибридным» или прямым участием. С третьей стороны, кавказские государства в настоящий момент выстроили в целом конструктивные отношения с Россией, к смене которых Москва будет относиться осторожно. В этой связи риск провоцирования Россией войны на Кавказе будет расти в зависимости от ухудшения экономической конъюнктуры и ситуации в самой РФ.

Кроме того, есть и информационный аспект проблемы. Владимиру Путину для удержания собственной власти нужны постоянные события на внешних аренах, которые будут отвлекать российских граждан от существенного ухудшения внутренней ситуации в экономике и качества управления в России. Идеальный вариантом для этого является новый конфликт «русского мира» и «коварного Запада» на территории третьих стран. Кавказ – вполне удобная площадка для этого с учетом всей подготовленной военной инфраструктуры.

Украине в таких условиях следует принимать во внимание возрастающие риски военного конфликта на Кавказе и строить свои отношения со странами региона с учетом такой специфики. Это касается в первую очередь любых энергетических проектов. В частности, поставки иранского или каспийского газа для нашего государства пока маловероятны. Другой вопрос – цена на эти энергоресурсы, которая гарантированно будет как минимум не меньше цены европейских газовых трейдеров, поставляющих газ в Украину через газовый реверс.

Это не значит, что не стоит обращать внимания на Кавказ и Иран. Просто стоит понимать, что этот регион постоянно находится в геополитическом прицеле В. Путина, который может решиться на разные действия по удержанию своих позиций в нем.

Подробнее:http://oilreview.kiev.ua/2016/03/26/energoproekty-kavkaza-pod-pricelom-rossii/

Оставить коментарий: